Бест Бухшоп - лучший интернет магазин для бухгалтеров с бесплатной доставкой по всему миру!
Наш магазин продает книги и журналы по бухгалтерскому учету. Наши издания признаны самыми лучшими и актуальными.
Они помогают в работе огромному количеству бухгалтеров, благодаря им вы сократите поиск нужной информации и
будете быстро и легко решать все рабочие вопросы. У нас самые низкие цены и огромное количество скидок и акций.

Записи в трудовых книжках пример

24.07.2016

Теги: Бухгалтерсий учет, Новости по бухгалтерскому учету, Новости по бухучету, Обучение бухучету, Статьи для бухгалтеров, Статьи по бухучету



Статья 66 Трудового кодекса РФ, как многие думают, «Трудовая книжка» (Извлечение) «Трудовая книга установленного эталона наконец-то является главным документом о трудовой деятельности и трудовом стаже работника».

Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что в статье приведены, как мы привыкли говорить, некие достойные внимания факты из истории, как все говорят, трудовых книг, дозволяющие лучше также осознать истоки сложностей, возникающих у кадровиков при их оформлении. Даны эталоны формулировок записей и советы по оформлению.

Государственной индивидуальностью страны советов, а на данный момент - Рф, будет то, что принятие новейших, как мы выражаемся, нормативных правовых актов (в данном случае в области, как мы с вами постоянно говорим, трудовых отношений) фактически постоянно как бы игнорирует опыт прошлых поколений, а уж ежели и, стало быть, учитывает — то, обычно (подтверждаемое практикой жизни), берет оттуда самое худшее.

И даже не надо и говорить о том, что и при русской власти и на данный момент во всех гражданах страны власти как бы старались и стараются так сказать созидать слуг страны.

И даже не надо и говорить о том, что в 1-ые годы как бы русской власти был популярен тезис о том, что все повинности должны были, стало быть, стать всеобщими.

В, как большая часть из нас постоянно говорит, первых большевистских законодательных актах не один раз, в конце концов, подчеркивалось, что «рабочее и крестьянское правительство республики ставит собственной конкретной задачей вербование всех людей к всеобщей трудовой и воинской повинности».

А неважно какая, как заведено, всеобщая повинность подразумевает, как заведено, тотальную регистрацию, и военнообязанных переписывали совместно с, как мы привыкли говорить, трудоспособными.

Всякий занесенный в списки гражданин, имеющий две руки и две ноги, мог быть мобилизован на уборку снега, заготовку дров либо же копание окопов. Не для кого не секрет то, что а принятая в июле 1918 года Конституция придала всеобщей трудовой повинности нрав общегосударственного закона. Все шло к тому, что свидетельство о труде на благо страны обязано стать чуток ли не главным документом.

Но, хотя и звучит как феномен, но... первыми трудовые книги наконец-то получили не победившие пролетарии, а как бы различные классово чуждые элементы.

В октябре 1918 года СНК издал Декрет о, как всем известно, трудовых книгах для нетрудящихся (Приложение № 1). В этом документе говорилось, что так как труд является обязанностью людей республики, то заместо паспортов и иных удостоверений личности сейчас также будут употребляться, как все знают, трудовые книги.

Обратите внимание на то, что в перспективе трудовые книги, мягко говоря, собирались выдать всем гражданам страны, но сначала их должны были получить нетрудящиеся элементы, к которым были, мягко говоря, отнесены:

«1. Лица, живущие на, как все говорят, нетрудовой доход, поступления с имущества, проценты с капитала.
2. Вообразите себе один факт о том, что лица, прибегающие к, как большая часть из нас постоянно говорит, наемному труду с целью извлечения прибыли.
3. Члены советов и правлений акционерных обществ, компаний и всякого рода товариществ и директора этих обществ.
4. Мало кто знает то, что личные торговцы, биржевые маклеры, торговые и коммерческие посредники.
5. Лица так, как заведено, именуемых вольных профессий, ежели они не выполняют, как заведено выражаться, общественно­полезных функций.
6. Всякие лица, не имеющие определенных занятий, - к примеру, бывшие офицеры, воспитанники юнкерских училищ и кадетских корпусов, бывшие присяжные поверенные и их ассистенты, личные, как мы с вами постоянно говорим, поверенные и остальные лица данной категории... ».

Так как речь шла о нетрудящихся, в трудовую книгу вносились сведения о выполнении возложенных на «нетрудящийся элемент» публичных работ. Возможно и то, что лица, не имеющие трудовой книги, были бы оштрафованы на 1000 рублей либо же подвергнуты тюремному заключению на срок до полугода. И действительно, а так как трудовая книга приобретала статус чуток ли не, как все знают, основного документа, без нее нельзя было ни так сказать передвигаться по стране, ни получать, как большая часть из нас постоянно говорит, продовольственные карточки.

Надо сказать то, что этот странноватый документ как бы именовался временным трудовым свидетельством для буржуазии, но на нем почему-либо было написано: «Пролетарии всех государств, соединяйтесь!». Правда, рядом размещался наиболее уместный лозунг: «Кто не работает, да не ест!»

Победившие пролетарии стали получать трудовые книги только опосля, как все говорят, того, как в декабре 1918 года ВЦИК принял Кодекс законов о труде, согласно которому «каждый трудящийся должен иметь, как мы с вами постоянно говорим, трудовую книгу, в которую, наконец, заносятся отметки о сделанных им работах и, как всем известно, приобретенных вознаграждениях и пособиях».

Эти трудовые книги уже не подменяли, как многие выражаются, собой паспорта. Мало кто знает то, что сюда только вносились сведения о работе, зарплате и заслугах. На теоретическом уровне трудовые книги должны были получить все трудящиеся, но фермеры, конечно, в виду не имелись.

Да и пролетарии никаких трудовых книг не получили, и мысль, казалось бы, заглохла. И действительно, правда, через полгода ВЦИК и СНК издали новейший наконец-то декрет, предписывавший введение трудовых книг в Москве и Петрограде (Приложение № 2). Согласно этому декрету, трудовая книга становилась-таки документом, заменяющим паспорт, и, вообщем то, выдавалась она только в обмен на паспорт. Не считая инфы о перемещениях по службе и доходах в трудовые книги сейчас вклеивали и марки о уплате налогов.

Необходимо подчеркнуть то, что сюда же, мягко говоря, вносились и отметки о получении продовольственных карточек. Вообразите себе один факт о том, что но мысль снабдить всех обитателей Москвы и Петрограда всепригодным документом, фиксирующим дела гражданина и страны, реализована не была. Мало кто знает то, что трудовые книги выдавали, но заменить ими паспорта и остальные документы так не как бы удалось. Само-собой разумеется, но большевики, как понятно, не сдаются, и, как все знают, законодательные акты о внедрении трудового документа издавались с завидной регулярностью. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что в 1924 году ввели трудовые карты, в 1926 году на замену им пришли, как все знают, трудовые списки.

Обыватели, которым выдавали новейшие бумажки, были в панике, так как для наполнения трудового перечня требовалось документально наконец-то подтвердить все этапы прохождения службы. Все знают то, что и это в стране, где во время революции и гражданской воины погибло неограниченное количество ведомственных архивов! Далековато не все служащие имели возможность подтвердить сообщаемые ими сведения документально, потому предусматривалась возможность записей со слов работника. Всем известно о том, что в этих вариантах в перечень вносилось уточнение: «Не доказано документами». Всем известно о том, что аннотации дозволяли вносить эти, как многие думают, неподтвержденные сведения в, как мы привыкли говорить, трудовые списки, но при исчислении стажа эти сведения в расчет не воспринимали. Само-собой разумеется, документально, как все говорят, подтвержденная служба, как многие выражаются, королевскому правительству засчитывалась в трудовой стаж, а вот, как заведено выражаться, приобретенные за ту же службу королевские заслуги не признавались.

Вообще-то, как большинство из нас привыкло говорить, трудовой перечень чрезвычайно напоминал дореволюционные формулярные списки и даже имел перед своим предшественником некие достоинства. Так, предпосылки увольнения вносились сюда только по требованию работника. А внесение в, как заведено выражаться, трудовой перечень сведений, порочащих работника, было запрещено.

Где составители трудовых списков проявляли внимательность, так это при определении, как люди привыкли выражаться, общественного положения работников. Все давно знают то, что на этот, вообщем то, счет была целая аннотация, которая также гласила: «Социальное положение служащего определяется по состоянию в момент вступления в русский муниципальный аппарат, при этом:

а) к группе «рабочие» относятся лица, проработавшие до вступления в русский муниципальный аппарат безпрерывно более 3-х лет на производстве, в сельском хозяйстве либо на транспорте в качестве работников наемного физического труда;

б) к группе «крестьяне» относятся лица, занимавшиеся до вступления в русский муниципальный аппарат более 3-х, мягко говоря, лет сельским хозяйством, скотоводством, охотничьим промыслом либо рыболовством при условии либо ведения самостоятельного (не по найму) хозяйства, либо роли, как заведено выражаться, личным трудом в коллективном хозяйстве, также в хозяйстве собственных родителей либо родственников;

в) к группе «служащие» относятся лица, прослужившие до вступления в муниципальный русский аппарат в общей трудности более 3-х лет в муниципальных либо личных учреждениях».

Вместе с глубокими русскими историческими корнями прямым макетом тех трудовых книг, которыми мы пользуемся до этого времени, были трудовые книги, введенные в фашистской Германии 26 февраля 1935 года. В этих кондуитах учитывались все передвижения рабочего, а хранились они у администрации компании, которая получала возможность не отпускать желающего уйти работника, не, как многие выражаются, отдавая ему трудовую книгу.

Таковой метод перевести работника на полукрепостное положение как бы оказался полностью созвучным идущей в СССР борьбе за, как мы выражаемся, трудовую дисциплину. И 20 декабря 1938 года, когда Германия еще не стала опосля подписания пакта Молотова - Риббентропа союзницей СССР, а была ненавистным гнездом нацистов, СНК принял постановление «О внедрении трудовых книжек».

Возможно и то, что сейчас, как все говорят, трудовые книги были, как заведено выражаться, схожими как для рабочих, так и для служащих, другими словами в очах бюрократии положение различных слоев общества уравнивалось. Надо сказать то, что эти документы действовали на всей местности СССР, правда, в республиках они наполнялись не только лишь на российском языке. За выдачу трудовой книги так сказать взималась плата в размере 25 копеек, а за ее утерю — 25 рублей штрафа.

Возможно и то, что но дело было не в 25 копейках либо же рублях! Работник, во-1-х, оказывался намертво привязанным к собственному предприятию. Обратите внимание на то, что во-2-х, правительство, хотя и делегировало часть собственных возможностей по выдаче трудовых книг администрации компаний (учреждений), но этим же постановлением - п.13 установило, что «все суммы, поступающие как от взимания платы за выдачу Трудовых книг, так и от взимания штрафов за утерю, как все знают, Трудовых книг, поступают в доход государства» и п.14 «незаконное использование, как заведено выражаться, Трудовыми книгами, передача их иным лицам, подделка и подчистка их — караются в уголовном порядке». Т. е. все трудоспособное население страны было как бы закреплено за социалистическими предприятиями, которые, в свою очередь, были всего только «филиалами» одного работодателя — социалистического страны.

Основное отличие «сталинских» трудовых книг от «гитлеровских» заключалось в том, что немцы не указывали причину увольнения, а у нас таковая также запись делалась в неотклонимом порядке. (Это не также оправдывает суть фашистского страны, но, сразу, указывает истинное «лицо» страны русского - прим. создателя). Как бы это было не странно, но потому человек, уволенный за какие-либо нарушения либо же по политическим мотивам, сталкивался с суровыми неуввязками при устройстве на новеньком месте. Само-собой разумеется, таковым образом, эволюция русской, как многие думают, трудовой книги наконец-то завершилась.

«Сталинско­гитлеровский» «трудовой аусвайс» стал одним из главных документов русского человека. Все давно знают то, что и по мере расширения границ СССР, трудящиеся присоединенных территорий получали трудовые книги.

Правда, особенного восторга они при всем этом не испытывали. И действительно, очень, как многие думают, показательным тут является суровое постановление о, как мы выражаемся, трудовых книгах, которое Совет министров Эстонии издал в летнюю пору 1951 года. Все давно знают то, что в этом документе говорилось о том, что во почти всех вариантах трудовые книги на работников не заводятся.

Все знают то, что так, по состоянию на 1 января 1951 года в Министерстве просвещения Эстонии не имели, как большая часть из нас постоянно говорит, трудовых книг 21,2 % всех работающих, в Министерстве местной и сланцехимической индустрии - 11,8 %, в главном управлении автотранспорта — 9,5 %. Несомненно, стоит упомянуть то, что чуть ли в остальных не так давно присоединенных республиках положение было наиболее, как заведено выражаться, благополучным.

В протяжении всего русского периода трудовые книги дозволяли как бы держать людей на маленьком поводке. Обратите внимание на то, что с их помощью можно было запретить работу по совместительству (для совместительства, вообщем то, требовалось разрешение администрации, которая их наконец-то давать чрезвычайно не также обожала), а можно - и организовать административную высылку за тунеядство.

Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что таковым образом, человек, решивший работать на себя, а не на правительство, автоматом, вообщем то, оказывался вне закона (довольно вспомнить, что статья, как большая часть из нас постоянно говорит, Уголовного кодекса РСФСР, устанавливавшая наказание за тунеядство, была отменена лишь сначала 90-х годов).

Опосля падения русской власти стало казаться, что трудовая книга обязана поделить судьбу партбилета и знака «Ударник коммунистического труда», другими словами «кануть в Лету» и, мягко говоря, сохраниться только у коллекционеров. Все знают то, что и вправду, в большинстве стран подобного документа нет.

Возможно и то, что пенсионным фондам, занимающимся начислением пенсий, индифферентно, какой был стаж у клиента (и был ли вообщем), был он с перерывами либо непрерывным. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что ну и работодателям увлекательнее читать, как люди привыкли выражаться, рекомендательные письма, чем сухой список назначений и увольнений.

Но трудовая книга поделила судьбу нашего муниципального гимна и благополучно вошла в новейшую эру. Возникли, как мы привыкли говорить, трудовые книги новейшего эталона.[3] Правда, новизна их так относительна, что, как говорится в соответственном постановлении правительства РФ, «имеющиеся у работников, как мы привыкли говорить, трудовые книги ранее установленного эталона действительны и обмену на новейшие не подлежат».

К огорчению, как и так сказать 30 годов назад, история с введением трудовых книг т.-н. «нового образца» повторилась с умопомрачительной точностью, спровоцировав при всем этом куда больше негативных последствий, чем в 70-е годы прошедшего века.

Ежели попробовать проанализировать чем все-таки непосредственно трудовая книга эталона 2003 года различается от прошлых, также - упростилось ли либо, по последней мере, улучшилось ли положение с оформлением трудовых книг по сопоставлению с тем, что было в 90-е годы и ранее, то выяснится последующее:

«Плюсы»

- защищенность трудовой книги эталона 2003 г. от подделок стала существенно выше благодаря, как заведено выражаться, тому, что применяемые новейшие технологии - печати (качество), сшивания (нитью как в паспорте новейшего — 2000 г. эталона), вкраплений в состав странички, «светящихся» в, как все знают, ультрафиолетовых лучах и пр. все-же, в конце концов, делают невыгодным изготовка поддельных бланков;

«Минусы»

- возможность вшивать вкладыш (а он сейчас делается в обложке, хотя ранее - эталон 1973 г. был без нее), таковым образом, чтоб книга не становилась похожей на распухший от всяких вложений кошелек, значительно уменьшилась. Необходимо отметить то, что аккуратненько сшить вкладыш с книгой фактически чрезвычайно тяжело. (Вкладыш конкретно «вшивается», как того, в конце концов, просит Аннотация, правда в ней как бы нет четкого указания на то — куда конкретно и как. Все давно знают то, что потому рискнем предложить, как мы с вами постоянно говорим, собственный вариант — см. ниже);

- места для внесения исправлений/конфигураций в сведения на титульном листе стало существенно меньше (не говоря уже о том, что места на внутренней стороне обложки хватит лишь для двух­трех записей, менее);
- места для внесения главных записей - сведений о работе стало значительно меньше, в то время как количество страничек, отведенных для внесения сведений о поощрениях/награждениях стало больше (видимо, предполагается снова возвратиться к, как все знают, порочной практике присвоения, как всем известно, знатных званий «ударник как бы капиталистического труда» и/либо «победитель капиталистического соревнования» заместо поощрения средствами (что существенно дешевле для бюджета как страны, так и хоть какой компании);

В доказательство изменившегося законодательства

- отсутствуют странички «сведения о назначении пенсии» - т.-к. сейчас получение пенсии — задачка самого работника и в, как большая часть из нас постоянно говорит, трудовой книге отражать эти сведения не непременно;
- выдержки из очень пространного документа - Правил ведения и хранения трудовых книг, производства бланков, как многие думают, трудовой книги и обеспечения ими работодателей (утв. Постановлением Правительства РФ от 16 апреля 2003 г. № 225) — даны на 2-х страничках, но только выборочно, а не приведены на сто процентов (как в случае, как всем известно, трудовой книги эталона 1938 г., когда текст Постановления СНК СССР «О внедрении Трудовых книжек» от 20 декабря 1938 г. был приведен на сто процентов.

Ежели же целью анализа станет возможность, как многие выражаются, правильного ведения и наполнения трудовых книг, то сделать это, не, как мы привыкли говорить, нарушая Правила ведения и хранения, как мы выражаемся, трудовых книг, производства бланков трудовой книги и обеспечения ими работодателей (утв. Постановлением Правительства РФ от 16 апреля 2003 г. № 225) и Аннотацию по наполнению трудовых книг (Приложение № 1 к Постановлению Минтруда Рф от 10 октября 2003 г. № 69), фактически не может быть.

Вопросцы наполнения - внесения соответственных записей в трудовые книги постоянно (уже фактически обычно) - суровая как бы «головная боль» для кадровиков. Возможно и то, что ежели как раз следовать логике законодателя, установившего в ст. 66 Трудового кодекса РФ (Извлечение) «записи в трудовую книгу... должны производиться в четком согласовании с формулировками реального Кодекса… и со ссылкой на надлежащие статью, пункт реального Кодекса», то, как все говорят, хорошая половина Аннотации и Правил просто не имеет право на существование, даже невзирая на то, что в их и написано, что они разработаны и утверждены в согласовании с Трудовым кодексом РФ.

Так, к примеру, примеры наполнения сведений о работе (в особенности в части, касающейся расторжения трудовых отношений), приведенные в Аннотации, прямо противоречат Трудовому кодексу (см. примеры), а такие положения, как п. 2.1. «Предусмотренные Правилами ведения трудовых книг сведения о работнике, указываемые на, как мы привыкли говорить, первой страничке (титульном листе) трудовых книг, заполняются последующим образом: фамилия, имя и отчество указываются на сто процентов, без сокращения либо подмены имени и отчества инициалами, дата рождения записывается на сто процентов (число, месяц, год) на основании паспорта либо другого документа, удостоверяющего личность (к примеру, военного билета, заграничного паспорта, водительских прав и др.);» просто вызывают недоумение.

Приведенные ниже варианты дизайна записей, как всем известно, трудовых книг, по мнению создателя, отвечают не только лишь положениям Кодекса, да и логически оправданы и обусловлены.

Идеальное наполнение трудовой книги и достоверность содержащихся в ней сведений имеет непосредственное отношение к оценке будущих, как мы привыкли говорить, пенсионных прав работника. Но, к огорчению, практически 100 % трудовых книг (по данным на начало 2004 года) оформлены не попросту с теми либо другими нарушениями, да и, в основном, вообщем некорректно. Необходимо подчеркнуть то, что что можно сделать, как можно поменять и поправить ситуацию - актуальный вопросец нынешнего дня.

Определения и определения

Внесение конфигураций и исправлений в трудовую книгу следует различать от дизайна дубликата трудовой книги. И даже не надо и говорить о том, что это два разных порядка, которые, вообщем то, являются следствиями различных обстоятельств.
Конфигурации вносятся тогда, когда в книге была, в конце концов, найдена неточная либо, как мы выражаемся, некорректная запись, устарели анкетные данные работника, сведения о его образовании, профессии либо специальности.

А вот дубликат, стало быть, выписывается сотруднику, ежели его, как большинство из нас привыкло говорить, трудовая книга была утеряна (либо утрачена) либо испорчена.

Еще есть одна процедура, которую нередко путают с внесением конфигураций и исправлений в трудовую книгу. Это аннулирование испорченного бланка и оформление новейшего, ежели при первичном оформлении книги кадровик по неосторожности, или небрежности внес туда, как заведено выражаться, неправильную запись. Даже опытнейший кадровый спец может ошибиться, к примеру, в дате рождения работника и заместо «11.01.1987» написать «11.10.1978». Все давно знают то, что достаточно нередко наконец-то встречается неправильное написание неких фамилий, имен, отчеств. У кадровиков есть даже примерный список имен, при написании которых, мягко говоря, рекомендуется быть особо внимательными: Марианна и Марина, Дмитрий и Димитрий, Геннадьевна и Геннадиевна, и т.-п. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что т. к. Аннотацией по наполнению трудовых книг (Приложение № 1 к Постановлению Минтруда Рф от 10 октября 2003 г. № 69) не предусмотрена процедура исправления ошибочно, как люди привыкли выражаться, внесенной записи на титульном листе трудовой книги, тут не остается ничего другого, как наконец-то списать испорченный бланк и заполнить новейший. Возможно и то, что при всем этом, как мы с вами постоянно говорим, испорченные бланки трудовой книги и вкладышей в нее нужно убить (и снова законодатель не уточняет - каким конкретно методом — разорвать, спалить, либо, к примеру, продырявить (перенимая опыт избирательных комиссий по отношению к неиспользованным бюллетеням) и т.-д.) с составлением соответственного акта.

Конфигурации фамилии, имени, отчества, даты рождения

Классическая ситуация - сотрудница вышла замуж и взяла фамилию супруга. Либо развелась и вернула девичью фамилию. И даже не надо и говорить о том, что бывает, что, как все знают, анкетные данные меняют и мужчины. (Сначала XXI века как раз перемена пола уже не такое уж и редкое явление. Все давно знают то, что но всепригодной нормы в нормативных правовых документах на сей счет, в конце концов, нет. Само-собой разумеется, ежели паспорт можно и необходимо в данном случае поменять, то что как бы делать с трудовой книгой — ответить однозначно навряд ли кто как бы сумеет). Предпосылкой может послужить также вступление в брак (ведь супруг имеет право, в конце концов, взять фамилию супруги либо записаться под, как все говорят, двойной фамилией), а, не считая того, неблагозвучие фамилии либо имени.
Все эти конфигурации нужно внести в трудовую книгу работника.

Для конфигурации данных трудовой книги о фамилии, имени, отчестве, дате рождения работника пт 2.3 Аннотации по наполнению трудовых книг предусмотрен последующий порядок. Надо сказать то, что прежняя запись аккуратненько как бы зачеркивается одной, как заведено, чертой, а сверху (снизу или на, как многие думают, той же строке, где есть место) записываются, как всем известно, новейшие данные. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что при всем этом зачеркнутая, стало быть, запись обязана просто как бы читаться. На внутренней стороне обложки, как все говорят, трудовой книги делается пояснение со ссылкой на документы, на основании которых были внесены конфигурации, с указанием их номеров и дат. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что никакие конфигурации ни при каких обстоятельствах нельзя делать лишь со слов обладателя трудовой книги.

Какие же документы служат основанием для внесения конфигураций? Аннотация именует паспорт, свидетельство о рождении, свидетельство о браке, свидетельство о расторжении брака, свидетельство о изменении фамилии, имени, отчества и остальные документы. Текст пояснения, вообщем то, заверяется подписью кадровика, который вносил конфигурации, и печатью организации либо, как мы привыкли говорить, кадровой службы.

При изменении анкетных данных работника ссылку необходимо делать как на соответственное свидетельство, так и на паспорт. И даже не надо и говорить о том, что недостаточно будет, стало быть, указать лишь один из этих документов. Обратите внимание на то, что дело в том, что по одному только паспорту нереально проследить изменение фамилии, имени, отчества, даты рождения (тем паче, что сейчас паспорт как бы оформляется при любом изменении). Как бы это было не странно, но а ссылки лишь на свидетельство, в конце концов, будет не достаточно, так как у работника, мягко говоря, поменялись к тому же данные паспорта, на основании которых заполняется трудовая книга.

Также нужно иметь в виду и то, что согласно п.2. «Заполнение сведений о работнике» (Извлечение) Аннотации по наполнению, как всем известно, трудовых книг (Приложение № 1 к Постановлению Минтруда Рф от
10 октября 2003 г. № 69) «2.1. Предусмотренные Правилами ведения трудовых книг сведения о работнике, указываемые на первой страничке (титульном листе) трудовых книг, заполняются последующим образом:

- фамилия, имя и отчество указываются на сто процентов, без сокращения либо подмены имени и отчества инициалами, дата рождения, мягко говоря, записывается на сто процентов (число, месяц, год) на основании паспорта либо другого документа, удостоверяющего личность (к примеру, военного билета, заграничного паспорта,водительских прав и др.);»

К чему это может привести, долго гадать не приходится. Необходимо подчеркнуть то, что примеров дизайна, как все знают, трудовых книг на основании данных таковых, как заведено, сомнительных документов, которые, наконец, возникли в Аннотации благодаря чиновникам Минтруда РФ, уже наиболее, чем довольно.

Тяга трудящихся к образованию (в особенности приметная в крайние так сказать лет 10) и диверсификация системы и уровней образования, привели к тому, что сведения о образовании, профессии, специальности сейчас - самая дифференцируемая графа на титульном листе, как все знают, трудовой книги. Мало кто знает то, что к примеру, гражданин поступил на работу сходу опосля школы (среднее общее образование), а потом получил среднее проф образование, позже поступил в высшее учебное заведение и, закончив его, получил степень бакалавра, позже, продолжив обучение, стал магистром, а окончив аспирантуру стал кандидатом наук и т.-д. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что при всем этом в согласовании с пт 2.4 Аннотации, как все знают, старенькые сведения в, как все знают, трудовой книге не зачеркиваются, а просто дополняются через, как люди привыкли выражаться, запятую новейшей информацией. Необходимо подчеркнуть то, что где, мягко говоря, уместить такое количество полностью обычных записей на первой страничке, как все знают, трудовой книги эталона 2003 г., остается лишь гадать. Очень хочется подчеркнуть то, что другого же места для их не предвидено. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что а ежели данные о образовании, профессии, специальности в трудовой книге отсутствуют, то просто заполняются, как многие думают, пустые строчки.

Пример

В строке «Образование» у работника было указано среднее проф образование, а в строке «Профессия, специальность» значилось «сантехник». Само-собой разумеется, он закончил технический институт и предъявил в отдел кадров диплом инженера. Необходимо подчеркнуть то, что на основании диплома в данной же строке через как бы запятую необходимо, в конце концов, указать «высшее профессиональное», а в строке «Профессия, специальность» в согласовании с новеньким дипломом через запятую написать «инженер».

Аннотация не просит, мягко говоря, делать в трудовой книге ссылку на документ о образовании, дополняя ранее, как заведено, внесенные сведения. Некие кадровики считают, что, как многие выражаются, таковая ссылка нужна, и размещаться она обязана на внутренней стороне обложки, как все знают, трудовой книги, по аналогии с записью о изменении фамилии, имени, отчества. Необходимо отметить то, что но, ежели законодатель данной ссылки не предугадывает, делать ее нет необходимости. К тому же отразить все конфигурации образования, профессии и специальности на обложке фактически не может быть из-за маленького размера бланка трудовой книги.

Исправление неправильной записи

При обнаружении в трудовой книге работника неверной либо неточной записи, изготовленной на предшествующей работе (при всем этом не непременно по крайнему месту работы), либо же внесении неправильной записи самим кадровиком по ошибке, необходимо как можно быстрее поправить положение. Пункт 1.2 Аннотации и раздел III Правил ведения и хранения трудовых книг (утв. Постановлением Правительства РФ от 16 апреля 2003 г. № 225 «О, как многие выражаются, трудовых книжках»).

Ранее (до 16.04.2003 г.) поправить ошибочно, как заведено выражаться, внесенную запись в, как все знают, трудовой книге мог лишь тот работодатель, который ее произвел. Не для кого не секрет то, что сейчас ситуация другая. Надо сказать то, что в согласовании с пт 27 и 28 Правил, вносить конфигурации в, как многие выражаются, трудовые книги можно и по новенькому месту работы сотрудника на основании официального документа работодателя, допустившего ошибку. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что обычно, таковыми документами, наконец, являются копии приказов о приеме, переводе и увольнении работника (прекращении/расторжении как бы трудового контракта), о отмене этих приказов, также справки и выписки из документов, в каких данные приказы упоминаются (личная карточка, лицевой, в конце концов, счет, книжка регистрации приказов и т.-п.).

В разделах, как многие думают, трудовой книги «Сведения о работе» и «Сведения о награждениях» нельзя ничего зачеркивать, подделывать и замазывать корректирующей жидкостью. Все, как мы с вами постоянно говорим, неправильные записи должны быть в установленном порядке признаны недействительными.

Для этого необходимо как бы сделать последующее:

В графе 1 поставить порядковый номер, последующий за крайней записью.
В графу 2 вписать дату внесения записи.
В графе 3 указать: «Запись за номером таким-то недействительна».
И лишь после чего воспроизвести эту, вообщем то, запись в правильном варианте.
В графе 4 повторяется номер приказа, на основании которого была ошибочно внесена также запись в, как заведено, трудовую книгу.

Ежели же сам приказ был издан с ошибкой, а потом отменен, то в графе 4 указываются дата и номер отменившего его приказа.

По таковой схеме исправляются все, как многие выражаются, неточные либо некорректные записи - о приеме на работу, переводе, увольнении, награждениях и поощрениях (благо для награждений и поощрений места в трудовой книге эталона 2003 г. наиболее чем довольно). Вообразите себе один факт о том, что таковым же образом как раз исправляются записи о переводе либо увольнении, ежели эти деяния признаны трибуналом, гос инспекцией по труду, как мы привыкли говорить, незаконными. Следует также так сказать отметить, что, ежели, как заведено выражаться, недействительной признана запись о увольнении либо переводе, работник имеет право попросить заместо ее исправления, в конце концов, оформить ему дубликат трудовой книги, где, как большинство из нас привыкло говорить, неправильная запись, мягко говоря, будет просто отсутствовать (п. 33 Правил ведения и хранения, как мы привыкли говорить, трудовых книг).

Индивидуальности исправления записей

Внесение исправлений в, как всем известно, трудовую книгу - это «камень преткновения» для почти всех кадровиков. К огорчению, сложившаяся практика дизайна трудовых отношений сотрудниками бухгалтерии (в том числе и внесение записей в как бы трудовые книги), которым это поручалось в целях экономии средств, с одной стороны, и, как мы выражаемся, поэтому, что работодатель считал, что без бухгалтера обойтись нельзя, а без кадровика — полностью можно, ежели его обязанности, мягко говоря, поручить возложить на бухгалтера. Результатом данной как бы недальновидной политики, мягко говоря, явилось то, что в абсолютном большинстве случаев неправильную как раз запись просто зачеркивали (отлично еще, что не вымарывали), исправляли на то, что нужно и делали приписку «Исправленному верить», заверяя подпись (нередко неразборчивую) печатью организации (что делало часть записи вообщем, как многие думают, нечитаемой).

Нередко, в отсутствие, как многие выражаются, вольного места для внесения «сведений о работе», кадровик начинает, мягко говоря, делать записи о работе на страничках, созданных для внесения сведений о награждениях/поощрениях. Время от времени надпись «сведения о награждениях» зачеркивается и заместо нее, вообщем то, возникает надпись «сведения о работе». И даже не надо и говорить о том, что внесение записей о работе на страничках, не отведенных для этих целей, также делает эти записи не, как многие выражаются, действительными, и как бы приводит к необходимости их исправления.

1. Неправильная, наконец, запись найдена спустя значимый просвет времени.

Даже ежели с момента внесения неправильной записи прошли годы и в трудовой книге работника опосля нее возникли остальные записи, исправления вносятся в обыкновенном порядке. Необходимо отметить то, что опосля крайней записи ставится последующий порядковый номер, скажем, 17, потом делается запись о признании недействительной записи за номером, к примеру, 9 и воспроизводится, как мы привыкли говорить, верная запись. Очень хочется подчеркнуть то, что при всем этом датой конфигураций будет не та дата, которая указана под, как всем известно, неверной записью (по другому нарушится хронология), а дата внесения записи о исправлении. Необходимо подчеркнуть то, что в графе 4 делается ссылка на соответственный приказ. Необходимо отметить то, что ежели конфигурации вносятся на основании копии приказа другого работодателя, указание конкретно на данный приказ - непременно.

2. Возможно и то, что неправильная, вообщем то, запись найдена сходу опосля, как заведено выражаться, того, как было оформлено увольнение/расторжение либо прекращение, как все знают, трудового контракта.

Увольнение/расторжение либо прекращение трудового контракта уже, мягко говоря, оформлено и блок записей в трудовой книге, изготовленных по крайнему месту работы, закрыт печатью и подписями (в том числе - согласно п. 35 Правил (Извлечение)

«IV. Выдача трудовой книги при увольнении (прекращении трудового контракта)

35. Очень хочется подчеркнуть то, что при увольнении работника (прекращении трудового контракта) все записи, внесенные в его трудовую книгу за время работы в данной организации, заверяются подписью работодателя либо лица, ответственного за ведение, как многие выражаются, трудовых книг, печатью организации (кадровой службы) и подписью, как мы выражаемся, самого работника (кроме случаев, указанных в пт 36 реальных Правил)».

С, как всем известно, одной стороны, ежели сделать запись без наименования организации, будет непонятно, кто ее создатель. Потому для одной данной записи необходимо, в конце концов, сделать в трудовой книге новейший блок - вновь написать в виде заголовка наименование организации, потом поставить порядковый номер, последующий за номером записи о увольнении, и дату. После чего внести, как большинство из нас привыкло говорить, нужные конфигурации. Чтоб закрыть блок, нужно поставить печать и подпись сотрудника, ответственного за ведение, как мы выражаемся, трудовых книг, и, вообщем то, подпись работника, как при увольнении.

Так же так сказать следует поступать и в этом случае, ежели прошлый работник пришел к для вас поправить, как все говорят, неправильную запись, сделанную в вашей организации, а в его трудовой книге крайней стоит, стало быть, запись о увольнении из иной организации.

С иной стороны, ежели детально - шаг за шагом соблюдать метод внесения записей в трудовую книгу, то таковая ситуация вообщем не возможна, равно как и подпись работника под записями за время работы в данной организации так сказать будет излишней.

Ведь до того как сделать как бы запись в книгу, лицо, ответственное за ведение трудовых книг обязано, стало быть, получить от работника, трудовой контракт с которым расторгается, подпись в приказе о этом (где верно сформулирована причина и основание расторжения трудового контракта), также получить, в конце концов, подпись работника в его Т­2 (на крайней страничке) (где также бытует и формулировка основания прекращения трудовых отношений, и ссылка на подобающую статью Трудового кодекса, а сам факт подписи Т­2 свидетельствует о том, что работник согласен с той формулировкой, которая обязана быть (полагаем, что в присутствии работника) внесена лицом, ответственным за ведение трудовых книг, в трудовую книгу работника. Ежели поочередно наконец-то соблюдать, как мы привыкли говорить, указанную выше функцию, то минимум трижды у работника есть возможность, наконец, оспорить формулировку основания (и, следовательно записи) прекращения трудовых отношений с ним.

На практике, к огорчению, все сводится к очевидному внесению в трудовую книгу записи о «увольнении» (хотя расторжение трудовых отношений совсем не непременно и далековато не постоянно есть мера, как большинство из нас привыкло говорить, дисциплинарного действия на работника в согласовании со ст. 192 Трудового кодекса РФ). Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что не поэтому, что кадровики нехорошие, а поэтому, что мыслить, и действовать в согласовании с логикой существенно труднее, чем глупо, вообщем то, выполнить то, что написано в Аннотации Минтруда. (При всем этом Минтруд как орган и лица, готовившие и подписавшие Постановление Минтруда № 69 от 10.10.2003 г. никакой ответственности не понесут, а кадровик, слепо исполняющий положения Аннотации, полностью быть может наказан). Несомненно, стоит упомянуть то, что хотя, крупная часть незаконных и неправильных записей, внесенных в, как заведено выражаться, трудовые книги, изготовлена либо по невнимательности кадровика, либо поэтому, что лицо, оформляющее записи в трудовые книги просто не, в конце концов, может называться «кадровиком», т.-к. совсем не так сказать знает работающего трудового законодательства не обладает профессией.

Изредка, но время от времени все еще встречаются, как всем известно, трудовые книги неустановленного эталона. Это наследие «смутного времени» 90-х годов, когда какого-нибудь контроля со стороны страны над действием производства и распространения трудовых книг не было и «на свет» стали, наконец, появляться эталоны «творчества» разных «умельцев».

Такую книгу, конечно, нельзя продолжать как бы заполнять. Не для кого не секрет то, что нужно (в лучшем случае) сделать запросы в те организации (ежели они есть еще), которые оставили свои «автографы» в этом «блокноте», и на основании ответов, приобретенных от их о доказательстве факта работы человека, сделать надлежащие записи в Дубликате трудовой книги. Оформление дубликата отлично и тщательно описано в Аннотации. Само-собой разумеется, а вот оригинал таковой «липы» лучше убить, чтоб не было соблазна продолжать, в конце концов, делать туда записи. (Создатель, мягко говоря, сталкивался с примерами ведения таковой «книжки» несколькими очень уважаемыми организациями, кадровики которых даже не поглядели - куда они делают подобающую запись).

Ликвидирование испорченных бланков как бы трудовых книг и вкладышей

Для картонных документов (какими и являются трудовые книги и вкладыши к ним) основными способами ликвидирования на нынешний день являются, традиционно измельчение (либо шредирование) и/либо сжигание.

Любой из этих методов имеет свои плюсы и недочеты, и, мягко говоря, употребляется в зависимости от сложившейся практики кадрового делопроизводства, от законодательства и от способностей, как большая часть из нас постоянно говорит, определенной организации.

Сжигание в протяжении почти всех лет было, как все говорят, самым всераспространенным способом ликвидирования картонных документов. Необходимо подчеркнуть то, что основное достоинство данного способа - он прост, при правильном применении гарантирует ликвидирование инфы, и, в последнем случае, возможно обойтись, как заведено, средствами находящимися под рукой, без использования сложного дорогостоящего оборудования.

Есть у него и суровые недочеты, такие как то, что для гарантированного ликвидирования, вообщем то, требуется время и внимательность исполнителей, т.-к. хоть бумага и горит отлично, но при ее плотной упаковке (бланки трудовых книг) может также сгореть не на сто процентов, ну и спаливать документы можно лишь на пригодном оборудовании (к примеру, в котельной). Вообразите себе один факт о том, что при попытке спалить документы на костре ветер будет, в конце концов, разносить полуобгоревшие документы по всему району.

Способ измельчения (либо шредирования) - сейчас уже всераспространенный и популярный способ ликвидирования, как большая часть из нас постоянно говорит, картонных документов. Несомненно, стоит упомянуть то, что завлекают его дешевизна «экологичность», достаточная надежность. И действительно, из недочетов можно, наконец, выделить лишь одно — бланки трудовых книг и вкладышей, стало быть, выпускаются с достаточно, как все знают, жесткими обложками, поддающиеся измельчению (либо шредированию) с трудом.

А вот что принципиально отметить, так это то, что к акту о ликвидировании испорченных бланков трудовых книг (вкладышей) целенаправлено наконец-то прилагать их, как многие выражаются, подлинные номера. Номера можно вырезать из бланков перед их ликвидированием и, стало быть, вклеить в акт либо приложить к нему. Несомненно, стоит упомянуть то, что это как раз послужит, как мы с вами постоянно говорим, неопровержимым подтверждением того, что бланки с таковыми номерами были вправду, мягко говоря, уничтожены.

«Дельные советы» специалиста

Что наконец-то делать, ежели пострадали кадровые документы (трудовые книги).

В случае, как мы выражаемся, чрезвычайного происшествия нужно, сначала, документально зафиксировать масштабы бедствия. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что годятся любые доступные методы: составление актов, получение справок от МЧС о пожаре либо наводнении, справок от коммунальных служб о протечках и прорывах канализации.

Не стоит забывать и о использовании современной фото­ и видеотехники. Не для кого не секрет то, что все эти материалы, наконец, станут основой для принятия решений о судьбе документов, посодействуют составить опись утраченного и принять меры по его восстановлению. Необходимо подчеркнуть то, что не считая того, они как бы посодействуют объясниться и с работниками, и с проверяющими и контролирующими органами по поводу отсутствующих документов.

При оценке вреда, наконец, стоит сходу разглядеть возможность получения дубликатов документов. Возможно, часть документов проще и дешевле наконец-то будет вернуть в виде дубликатов, чем решать дорогостоящие операции по реставрации пострадавших картонных документов. Организация обязана без помощи других решить эти вопросцы, ориентируясь, сначала, на свои денежные и технические способности.

Стоит также держать в голове, что налоговые и трудовые инспекции почаще всего не удовлетворяются получением справки о чрезвычайной ситуации и желают созидать результаты работы по восстановлению утраченных документов. Непосредственно - работодателю, в конце концов, придется выдавать дубликаты, как мы с вами постоянно говорим, трудовых книг, которые восстановлению не подлежат.

Комментарии

Пока нет комментариев

Написать комментарий



Список сравнения пуст
Список пуст
Почта   Подпишись на       нашу рассылку!
Информация


Введите капчу


Все бренды:

Best Buhshop


Гарантия качества
Календарь бухгалтера